Возрождение почвы

Share on Facebook

 

Одна ферма, на которой мне нужно было побывать в прошлом году, находилась в нескольких милях от Седуны, где выпадает 250-300 мм годовых осадков... Довольно большой участок с крупнозернистым песком. Я пробыл там недолго, по пути в Западную Австралию.


Подолинський, Подолінський

Поле было засеяно злаками, как и всё в округе. Я попробовал отыскать под старой изгородью такой хорошо знакомый всем участок нетронутой земли. Ничего подобного там не было! Нет, что-то такое там, конечно, было, но структурной почвы я не увидел. На других фермах такого никогда не случалось.

То, что я выкопал под старой изгородью, было немного серее остального песка, но и это можно было сдуть всё сразу одним махом.

Тогда я посоветовал владельцу приобрести Том 1 моих Лекций. Он в течении трёх лет применял удобрения из горных минералов и — понятное дело — безрезультатно. В конце концов, он написал очень просто, кратко обозначив своё видение положения, сложившегося на ферме, и упомянув, что хотел бы перейти на биодинамику.

Теперь, учитывая его обстоятельства, я возьмусь за дело, хотя даже не знаю, смогу ли чем-нибудь ему помочь. Постараюсь объяснить.

После посещения его фермы, а в особенности после получения писем от него, я мысленно возвращался к его проблеме.

Конечно, ему не стоило засевать такую землю, т.е. попадаться на россказни так называемых «экономистов» об эффективности и индустриальных способах выращивания сельскохозяйственных культур. Если бы он оставил нетронутым всё, что росло там с самого начала, то мог с успехом заниматься овцеводством. Но всё это пропало вместе с первым дискованием грунта.

Песок на его участке уже давно перестал даже смачиваться водой: её капли просто скатываются по его поверхности. Только продолжительные, постоянные ливни, в конце концов, меняют ситуацию. Кроме того, это открытая всем ветрам местность, — собственно, как всё на двух полуостровах на западе Южной Австралии, — практически там никогда не выпадает даже 300 мм осадков — всего 25-30!

Есть ли какой-то выход из такого положения вещей?

Продолжая анализировать, я вынужден был признать, что в почвенных условиях Седуны отсутствует даже микробная деятельность. В лучшем случае в почве развивается грибковая активность. И не более того.

Что это означает? Если вы пройдётесь по лесопосадке, густо засаженной высокими соснами, то ничего, кроме грибковой активности в почве не обнаружите; можете перекопать всё вокруг и не найти ничего, что может служить в качестве связующего фактора. Грибковые культуры просто на это не способны. Наоборот, грибковая активность разрыхляет почву в результате особенностей усвоения грибками органики. Более того, в силу самой своей природы, они создают условия, которые приводят к «несмачиваемости».

Возьмите, например, хвою сосны. Дождь может её намочить и стечь под низ, но когда это всё измельчено донельзя и представляет собой то, во что превратились частички малочисленного органического вещества на седунских песках, смачивание становится весьма проблематичным.

Ничего хуже этого я не видел ни в Западной Австралии, ни где-либо в другом месте мира.

Мне пришлось много об этом думать и, пытаясь во всём разобраться, я вспомнил о компосте, который мы часто видим на небольших приусадебных огородах и который изготавливают исключительно из домашних растительных отходов. Зачастую кучи такого компоста имеют лишь вид относительно переработанной, но очень рыхлой «лесной почвы». И чем больше использовалось дроблёных древесных остатков, тем больше они на неё похожи. Такой компост далёк от нашего идеала коллоидного компоста.

Конечно, горожанам, владеющим приусадебными участками, нелегко достать коровий навоз. Они, в конце концов, останавливаются на неплотном компостном ящике, что определённо полезно, но не способствует получению компоста высшего сорта.

В таком компосте фактически не происходит ничего иного, кроме основных грибковых процессов. То же происходит, если вы закладываете в компостную кучу на своей ферме немного животного навоза и много-много сена, соломы или скошенной травы. Вначале в компостной куче происходит грибковый процесс. Обычно он длится от шести до восьми недель.

Когда владельцы молочных ферм делают компост, они могут и не заметить этой первой стадии микробиологической активности внутри компостной кучи. Они хранили свой навоз от молочных коров в одном и том же месте годами, и место это кишело червями, примерно на 1 м вглубь в подлежащую почву, полную микробов. К тому времени, как навоз собран и уложен в кучу, он уже давно прошёл первичные стадии компостирования, как внутри пищеварительного тракта коровы, так и во время хранения.

Но, если вы начнёте кучу с нуля, применив только органическое вещество — листья, траву, дроблёные ветки деревьев — и всё это хорошенько уплотните, то куча легко разогреется до такой степени, что черви могут не выдержать. Представьте себе: вначале за дело принимаются грибки. И лишь спустя много недель, когда первоначальная высокая температура немного уляжется, простейшие виды микробов могут начать свою работу. Они перерабатывают всё, что произвели грибки, да и их самих в придачу. Потом, если правильно ухаживать за такой кучей (я имею в виду необходимую температуру, аэрацию, соотношение углерода и азота), этот процесс может продолжаться ещё порядка шести недель, причём микробная активность усложняется. Непрерывный процесс поглощения и переработки живых организмов и прочего материала.

Если открыть кучу на этой стадии, то можно увидеть, что она потемнела благодаря высокой степени разложения органики и присутствия тел мёртвых микробов. Однако, даже, несмотря на это, по-настоящему коллоидного компоста на данной стадии нет. Компост, каким бы он ни был тёмным и переработанным, всё ещё остаётся довольно волокнистым и совершенно не связанным воедино. Он совсем не похож на тот «облагороженный» компост, который выглядит практически как «пятисотый». В течение этих вторых шести недель в куче всё ещё не видно червей.

Конечно, если кучу начинать с перепревшего навоза молочных коров (несмотря на правильное его хранение), черви появятся в ней с самого начала. Такая куча либо не проходит, либо проходит весьма частично — в зависимости от процентного содержания углеродистых добавок — I стадию и немного II стадию. Подобным же образом будет наивно полагать, что в куче после того, как собранный навоз слежится, произойдёт процесс разогрева, без которого не обходится стадия грибковой активности. От этого могут погибнуть все черви.

Почва в Седуне подтолкнула меня к таким размышлениям…


Цю та інші статті Ви можете знайти на сторінках журналу "ORGANIC UA" 09 (10)' 2010

Добавьтe Ваш комментарий

Ваше имя (псевдоним):
Ваш адрес почты:
Комментарий: